Naruto: Shippuuden chronicles
Мы рады приветствовать Гостей и Игроков нашего форума!

● Вы играете/хотите играть за отличного и интересного персонажа, но увы, мертвого? Вас не удовлетворяет Альтернатива, а в сюжет берут только живых? Хватит это терпеть! У нас на форуме толерантно и уважительно относятся к трупам.

● Вам кажется, что кое в чем Кишимото ошибся? Вы исповедуете альтернативный взгляд на канон? На нашем форуме Вас услышат и поддержат!

● Вы нервно дергаетесь при слове "Боруто"? Расслабьтесь, мы здесь все такие.

Присоединяйтесь к нам. Вместе мы создадим историю, которую заслужили
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Система игры: Эпизодическая
Рейтинг игры: NC-17
Время в игре: 2 года после четвертой мировой войны. Конец апреля - середина сентября.
Активных эпизодов: 32
Написано постов: 413

Naruto: Shippuuden chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: Shippuuden chronicles » Личные эпизоды » Родственные связи


Родственные связи

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.ibb.co/gjjYmxd/wakayama-japan-s-largest-graveyard-koyasan-115400.jpg


РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ

середина лета


Участники эпизода: Senju Tobirama, Senju Touka
Времяпогода: закат, жара
Место: городище Сенджу


СЮЖЕТ ЭПИЗОДА
Тобирама отвык от иной родни, кроме старшего брата. Но такое уж нынче время, что все возвращаются.

+4

2

Тишина. Не физическая, а та, которую может оценить только сенсор - когда никого  значительного в нулевом диапазоне, и можно не дёргаться и не отслеживать чужие перемещения, а просто стоять и наслаждаться.

В принципе, для наслаждения тишиной у Тобирамы, кроме техники закрытия разума, были ещё и печати, но здесь и сейчас в них не было необходимости - на старое городище Сенджу никто не ходил. От селения и не осталось ничего, кроме камней фундаментов, по которым ещё можно было определить, где стояли дома; кроме одичавших садов - ну и кислый ему попался мандарин; кроме заросшего кладбища, забытого всеми.

Где он сейчас и сидел на маминой могиле. Его кенотаф стоял на кладбище Конохи, и он так и не сподобился выяснить, нашли ли потом его тело или могила, как и подобает под кенотафом, пуста изначально. Неужели Драгоценные Братья съели тело? Он не биджу, чтобы жрать его сырым, ни кеккей генкай, ни особой чакры. Или дети слишком испугались, чтобы запомнить место?

"Дети... Кагами был младшим, а ему было двадцать пять! Когда ты уже перестанешь всех называть детьми?.. Никогда, да?", - он вздохнул и погладил выщербленный каменный фонарик:

- Мам, а ты намереваешься вернуться? - Это прозвучало почти жалобно, и Тобирама поморщился: - Да-да, сам слышу. Не надо. Будьте с отцом спокойны, а мы тут сами разберёмся.

Сквозь знойное мерцание пробился знакомый импульс - словно горячим ветром пахнуло, закрутило и зашелестело, запахло персиковым соком. Тобирама поднял голову...

Тока.

Вот уж кого он не ожидал вообще.

Хотя в их положении кого-то ожидать или не ожидать было бессмысленно. Тобирама мысленно пожал плечами и остался сидеть на камне, слушая, как персиковый ветер течёт в ветрах настоящих; дожидаясь прихода той, в чьей крови пел этот ветер.

+4

3

[indent] Она не спешила.  Ей совершенно некуда было спешить. После посещения той маленькой деревушки, в которой ей более-менее рассказали, что происходит в мире, Тока решила не идти в то место, которое создал когда-то ее старший кузен, которого она считала всю свою жизнь родным.  Вместо пути к Конохе, дорога привела ее в городище Сенджу. Пустынные и заросшие улочки, которые когда-то были переполнены членами клана.
[indent] Тока знала, куда ей надо идти. Туда, где земля хранит в себе всю память о далеком прошлом, держа под большим слоем земли тела покойных родственников. Сколько она отдала тогда слез, когда происходили очередные похороны после стычек с Учихами. Тишина, что стала подругой такой пустоши, словно шептала «Выпусти свои эмоции, тут тебя никто не видит», но девушка давно перестала быть Химе, променяв шелковые наряды и посиделки с другими девушками в садах, на доспехи и путь войны. Она должна была это сделать тогда. После гибели своих родителей, единственные, кто у нее тогда остался это двое братьев, которые, как на зло обращались с ней, как с нежным цветочком, от чего они оба получили нагоняй со стороны самой Токи.
Воспоминания о тех днях вызвало у девушки нежную улыбку. – Если вы живы…Снова. Я хочу встретить вас, братишки, - совсем не громким голосом Тока проговорила самой себе, но слова, почти было не слышно из-за поднявшегося неожиданно ветра.
[indent] Пока Тока витала в своих воспоминаниях, она даже не заметила, как подошла к кладбищу, где покоились многие члены клана Сенджу, включая ее родителей, ушедших довольно рано в одной из битв с Учихами. Опомнившись, темноволосая лишь тряхнула головой отводя от мыслей ностальгические позывы. Шаг – два и Тока замирает. Она увидела знакомую фигуру и цвет волос. Тобирама. Она из миллионов людей узнает его. Ее младшего братика, которого она часто любила дразнить за эти же белобрысые волосы. Значит ее просьба к богам о том, чтобы ее родные были живы снова.
[indent] Стоя на месте как вкопанная, Тока не решалась сделать шаг к нему. Вдруг это лишь иллюзия? Вдруг все, что происходит сейчас, стало ее персональным адом и, если она сделает лишний шаг Тобирама, которого она видит сейчас, как живого просто исчезнет. – Тобирама…- лишь одно его имя, произнесенное не в ее голове, а вслух вызвало в девушке перелив эмоций и прозрачные капли хлынули из глаз.

+2

4

- Тока, - Тобирама не стал подниматься с камня, ибо зачем? Он даже глаза прикрыл, чтобы не примерять образ из памяти на живого человека: образы всегда ложь, память - величайшая обманщица и правая рука демона Мара. Люди всегда другие, не те, которых ты представляешь себе.

"Да уж, плохая философия всегда такая загадочная...", - он хрупнул шеей, и всё-таки открыл глаза и поднялся навстречу, отряхивая ставшую привычной чёрную водолазку.

Тока оказалась моложе, чем он помнил её.

- Ты что, плачешь?

Персиковый ветер отпечатка её чакры перепутался с мандариновым запахом ветра настоящего. Чужие слёзы всегда заставляли его чувствовать себя неловко. Особенно женские. Потому что бесполезно возмущаться и требовать, чтобы она перестала - если так сделать, слёз будет ещё больше.

Тобирама отвык от того, что у него есть иные родственники, кроме старшего брата. Он привык называть Мито старшей сестрой, как подобает; это не означало, что он действительно считал её таковой, хотя отношения сложились вполне мирные и дружелюбные (и, как иногда ему казалось, тем дружелюбнее, чем реже они виделись - но это естественно для взрослых людей). Он привык, что в его доме тихо и никто не тащит его куда попало; ученики не в счёт, они завели привычку взрослеть и обзаводиться своими домами; брат не в счёт особенно: для Хаширамы у него всегда были, есть и будут счёты особые. Но это не Хаширама, это Тока. Которую он не видел сотню лет (почти буквально).

Поэтому он просто стоял, подняв бровь, и дожидался её действий. Что тут ещё можно было придумать?

+2

5

[indent] Стоя вот тут. На кладбище. Где упокоены ее и его родители, где под слоями земли лежат их братья, что пали в тех событиях о которых она бы не хотела вспоминать. Память слишком коварная штука. Мы никогда не знаем, что может всплыть в наших воспоминаниях в следующую минуту. Может это будет воспоминание о счастливых моментах с родными? Может это будет воспоминание о очередной жертве войны между Сенджу и Учиха? Мало кто может предсказать куда заведут нас чертоги человеческой памяти.
[indent] Эти белые, как снег волосы, суровое выражение лица, над которым Тока иногда насмехалась, когда те были в том нежном возрасте, когда только-только начали узнавать мир и войну. Слезы маленькими бусинками скатывались по щекам темноволосой девушки. Тока, конечно знала, что ее братец не любит женских слез, но поделать ничего не могла с собой. Она слишком долго не видела его. - Не плачу я! – улыбнувшись, она сорвалась с места и быстрыми шагами преодолела то пространство, что было между ней и Тобирамой, резко сковав того в объятиях. Когда она в последний раз его вот так вот обнимала? Да она и не помнит. Может когда-то в далеком детстве, а может когда они были подростками. Слишком много времени утекло с того момента.
[indent] Крепче прижав к себе Тобираму, слезы, что на короткое время прекращались, с новой силой потекли из глаз, оставляя после себя влажные дорожки на щеках и покрасневшие глаза. – Ками-сама, сколько лет прошло после моей смерти? Ты совсем не изменился, все такой же сухарик, - наконец отпустив из объятий братца, сделала шаг назад, оставляя свободное пространство между ними. Конечно же ей не хотелось вовсе отпускать этого светловолосого «сухаря» из объятий, но Тока не забыла и никогда не забудет, что тот не любит лишних…нет, он просто не любит объятий и всячески старался их избегать, тогда, в прошлом.
[indent] Как помнилось самой девушке, даже старший брат получал частенько по голове от Тобирамы за то, что лез обниматься. Конечно если не брать факт того, что Хаши обычно лишь под градусом в своей крови лез это делать. – Тобирама. Что вообще происходит? – лицо девушки в один момент приобрело серьезный оттенок. К ее большому сожалению, он помнила свою смерть и сейчас она удивлена своему воскрешению немного больше, чем Тоби, который увидел ее снова живой.

+2

6

- Много что происходит и происходило, - Тобирама неловко опустил руки, подумал и решил, что на этот раз можно и потерпеть. Всё равно он не знал, что делать, Тока это или не Тока. - Для начала мы все умерли и воскресли. Как и почему - пока неизвестно, даже мне.
То, что некоторые воскресли не в первый раз, он решил пока не говорить.
- А в целом всё, как всегда. Мир не рухнул, люди живут, как умеют. Война закончилась... очередная. Ничего нового.

"Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового", - вслух Тобирама этого, разумеется, не сказал. И вообще загнал всю глупую романтизацию поглубже.

- А вообще, стоит тебе перебраться в Коноху. Отметиться там, регистрацию пройти... - Тока не успела пройти регистрацию по новым правилам; а в том, что подтвердить свою квалификацию ей будет просто, Тобирама не сомневался. - Хаширама опять куда-то убежал, но он найдётся, мы виделись. Старших... то есть родителей, пока не встречал, - он осторожно пошевелился, аккуратно, но безапелляционно высвобождаясь из её хватки, - Думаю, тебе понравится Коноха. Она... совсем не такая, как наши старые селения. Мирное время оставило отпечаток, даже несмотря на войны, - он мечтательно прищурился поверх тёмной головы, встряхнулся и взял себя в руки - всё-таки Тока захватила его врасплох, пусть и не ставила такой цели и ощутил он её приход. Наверное, могила матери повлияла. - Так что всё хорошо, как ни странно это звучит.

"Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас", - вдруг всплыло в памяти, и он озадачено нахмурился. Действительно, стоило поднять архивы; не Конохи, а храмовые. Если где и могли зафиксировать подобное, то это там.
"Что же я сразу не подумал. Надо найти время сходить в храмы... в паломничество", - он мысленно усмехнулся. Когда там он последний раз был в храме... Огня, например?..

+2

7

[indent] Сделав шаг назад, Тока выслушав все, что ее названный младший брат сказал, слегка кивнула. – Много чего происходило,- после этих слов ей захотелось прервать его и задать кучу вопросов, но сдержав этот порыв, она дослушала все же де конца, но почти пропустив все мимо ушей, так как любовалась Тобирамой, ибо долгая разлука в лице ее смерти дала о себе знать. – Тобирама, я знаю тебя с самого рождения, не пытайся от меня что-то утаить. Я вижу, когда ты лжешь и недоговариваешь. – пристально посмотрев на мужчину перед собой, наконец ответила Тока.

[indent] В памяти уже живой Токи сразу возникли образы маленького Тоби, который с наивной улыбкой тренировался и играл с ней в саду. Тогда он был такой милый и не знал, что такое войны и смерть. Токе было так жаль за все прошлые ошибки и за то, что совершил ее клан и клан Учих. – Погоди! Очередная война? Сколько их было после моей смерти? И с кем она была? – наконец опомнившись, темноволосая девушка решила наконец задать волнующие ее вопросы. Несмотря на то, что она пропустила половину слов, все же что-то ее смогло зацепить.

[indent] Думала ли она, что после своей кончины перестанут возникать новые конфликты? Скорее всего каждый умерший во время войн так думал. Но и слова о том, что все хорошо ее немного «смутили». Как может быть все хорошо, когда она, Тоби и Хаши снова живы? – Думаю мне там совсем не место. К сожалению наше место, братец, далеко в прошлом, - горько улыбнувшись, она протянула к лицу Тобирамы руку и коснувшись щеки, слегка похлопала по ней. Все же его вечная недовольная моська ее умиляла. – Мне нужны подробности о то, что было после. После меня ты надеюсь прожил достаточно долго?

[indent] Ей безумно хотелось сейчас узнать, что было после того, как она отправилась к праотцам. Зная, что Хаширама скорее всего не ответит сразу или вовсе не ответит на ее вопросы, ссылаясь на то, что якобы ее давно не видел и скучал по его младшей сестренке, то проще было просить Тобираму. Конечно вероятность того, что он ей ответит не большая, но по лицу альбиноса она могла прочитать многое, в отличии от Хаши, который лишь казался полным дураком. Тот за своим дурацким поведением, нелогичностью поступков и действиями по наития, слишком легко скрывал настоящие чувства, мысли, проблемы.

[indent] Он никогда, как помнилось Токе, не показывал, что у него действительно большие проблемы, защищая этим самым своих близких. Но только он думал, что защищает их. – Даже с тем Учихой, как его…Мадара! Он скрывал от родных их связь, скрывал от Мадары многое. – подумав про себя это, Тока лишь вздохнула и неожиданно для себя вслух сказала: - Полный дурак. – конечно свои мысли Тока не хотела выражать в голос, но сдержать себя не смогла. - Скажи, Тоби, тогда, в прошлом, что стало с Сенджу и Учиха? Тот странный и немного неадекватный план старшего брата о мире и союзе двух враждующих кланов, сработал? Эти кланы целы? – остановившись на последнем вопрос, Тока все же решила не заваливать мужчину вопросами, ибо он может не ответить и просто проигнорировать ее и перевести тему в другое русло. Не один день знакомы.

[indent] – Братец, мне нужны ответы и, если опробуешь слинять с темы, уши отдеру, - коварная улыбка скрасила тонкие губы Токи. Девушка прекрасно помнила, что он не фанат, когда его отчитывают и тем более, когда его отчитывает женщина, ведь ее нельзя ударить или как-то подействовать. Особенно на нее. – А насчет Конохи… Ты уверен, что поменялось что-то? Мир не меняется. Это доказывает то, что мы живы сейчас. – снова этот пристальный взгляд на брата. Она словно пыталась найти в нем что-то, что могло бы выдать нереальность происходящего. Друг он прям тут и сейчас исчезнет? Вдруг это очередное испытание, подкинутое ей пеклом ада? Но ощутимая боль, сдавливающая сердце, будто говорила, что все реально. Ее братья живы, и она тоже. – Тобирама, - почти шепотом проговорив, она выдохнула.

+2

8

- Войн? Закончилась четвёртая. Я видел. Странное зрелище... впрочем, о чём я, - Тобирама покачал головой. - И что за выдумки - не место? Ты там, где твоё место, а твоё место там, где ты есть. И даже если хочешь уйти - сначала стоит показаться. Хотя бы Хашираме, - он не сомневался, что Хаширама не отпустит, уговорит, прикажет, на худой конец.
А он - не Хаширама.

Не дожидаясь ответа, он развернулся и медленно пошёл по бывшей улице. По макушке звонко хлопнул мандарин - Тобирама не стал его перехватывать, просто поймал, когда тот покатился по голове; и задумчиво подкидывал, пока шёл - вместо куная.

- План сработал... в некотором смысле, хотя, конечно, пришлось поработать,- страдать, что положил жизнь на чужие требования, Тобирама не собирался - ни тогда, ни сейчас. Сыновняя почтительность - первейшая добродетель; после смерти отца переходит на старшего брата и его наследника.- Деревня прирастала тогда и велика сейчас. Не столица, конечно, но столицу и запечатать сложнее. Кланов и, что важнее, бесклановых бойцов, много и будет ещё больше. Сенджу и Учиха... сколько вернётся - столько и будет, - он пожал плечами, - Хаширама, конечно, доволен, но не очень; в прошлый раз он пытался меня обвинить, но я так и не понял, в чём, - вскрытый мандарин пах кисло-горько - видимо, одичали за годы. Тобирама поморщился и выкинул его - ещё не хватало есть такую гадость. В соус, разве что, сойдёт. - В этот раз, правда, видимо, переосмыслил ситуацию и норов урезал; но я всё равно так и не понял, что он хотел, - он потянулся за перезрелым шеддоком - если он правильно помнил, это дерево давало красные плоды. Красные он любил больше.
Шеддок, размером с небольшую дыню, в руках был мягкий - однозначно перезрел. Тобирама подумал и сорвал всё-таки пару мандаринов, сунув в кобуру - к рыбе соус будет отличный.

- А мир и не должен меняться. Меняться должны люди, и для этого прошло слишком мало времени.

+1


Вы здесь » Naruto: Shippuuden chronicles » Личные эпизоды » Родственные связи